Сроки давности. Когда беларусов перестанут задерживать по протестным статьям (спойлер — никогда)
Михаил Полозняков
Сроки давности. Когда беларусов перестанут задерживать по протестным статьям (спойлер — никогда)
9 августа 2023, 17:37

Иллюстрация: Борис Хмельный / Медиазона

Представим, что в Беларуси не будут открывать новые политические дела, а только задерживать по старым — сколько еще это будет продолжаться? В таких фантастических условиях появляется понятие «срока давности преступления». «Медиазона» разобралась, когда можно будет не опасаться, что за тобой придут из-за политического обвинения. Юрист уверил, что ждать не стоит, несмотря на законы.

Что такое срок давности преступления и от чего он зависит

Сроки давности преступлений регулируются статьей 83 Уголовного кодекса. Согласно ей, гражданин освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления прошли 2, 5, 10 или 15 лет. Через какой именно срок отвечать за преступление (или «преступление») будет не нужно — зависит от его тяжести.

Самый долгий срок давности — 15 лет — у особо тяжких преступлений, наказание по которым предусматривает свыше 12 лет лишения свободы, пожизненное заключение или смертную казнь.

Самый короткий срок давности — 2 года — у преступлений, «не представляющих большой общественной опасности». Максимальное наказание по ним — не более 2 лет лишения свободы.

Срок давности 5 лет — у менее тяжких преступлений, 10 лет — у тяжких.

Если гражданин скрывается от следствия или суда, отсчет срока давности приостанавливается. В таком случае срок возобновится со дня задержания или явки с повинной.

Сколько его ждать — разбираем 17 протестных статей

Большинство протестных статей относятся к менее тяжким «преступлениям» по беларуским законам.

Народная статья о грубом нарушении порядка часто применяется к тем, кого обвиняют в нахождении на проезжей части во время протестов. По подсчетам правозащитного центра «Вясна», по этой статье были осуждены 1440 человек за три года.

Финансирование экстремистской деятельности вменяют тем, кто донатил в признанные «экстремистскими» фонды, например BYSOL. Содействие экстремистской деятельности — тем, кто делится информацией с медиа, признанными властями «экстремистскими». Например, военного эксперта Егора Лебедка приговорили к 5 годам колонии за интервью «Еврорадио» про войну в Украине.

Дискредитировать Беларусь можно как записав видео с «заведомо ложными сведениями об экономическом и социальном положении», так и внося правки в статьи на википедии.

Надругательством над госсимволами считается срыв красно-зеленого флага.

Название статей о клевете и оскорблении Александра Лукашенко говорит само за себя. За комментарии вроде «Ряха что надо. Плюй — не промажешь» или «Сука, герой!» судят по статье об оскорблении представителя власти.

К категории тяжких преступлений относятся те, по которым максимальное наказание не превышает 12 лет лишения свободы. Срок давности по ним — 10 лет.

Среди политических выделяется статья о разжигании вражды или розни, которую применяют к комментаторам политических событий в соцсетях. «Вясне» известно о 274 политзаключенных, которые сейчас отбывают наказание по этой статье.

Статья о массовых беспорядках также применяется к участникам протестов. В насилии либо угрозе применения насилия к милиционеру могут обвинять как тех, кто во время протестов как-то взаимодействовал с силовиками или коснулся их, так и тех, кто высказывает свое мнение о них в соцсетях.

Под статью о создании либо участии в экстремистском формировании подпадают те, кто администрировал либо скидывал информацию с ресурсами, признанными «экстремистскими формированиями». Призывами к действиям, направленным на причинение вреда нацбезопасности, беларуские власти называют широкий круг вещей. По этой статье за свою работу судили главного редактора TUT.by Марину Золотову, а также анархиста Николая Дедка.

К особо тяжким статьям, по которым предусмотрено наказание свыше 12 лет, срок давности преступления — 15 лет.

По спискам «Вясны» в измене государству обвиняют 31 беларуса. Среди них — экс-силовик Станислав Лупоносов, журналистка Катерина Андреева, бизнесмен Павел Белоус. Измена госураству была также у Дениса Урада, который отправил внутреннюю переписку в телеграм-канал Nexta.

Заговором с целью захвата власти действующие беларуские власти считают как зум-обсуждение пушкиниста Александра Федуты с политиком Григорием Костусевым, так и работу Максима Знака и действия Марии Колесниковой.

«Вясна» признала 45 человек политзаключенными по статье о теракте. Среди них — участники группы Николая Автуховича и Игоря Олиневича.

Рассчитывать на применение сроков давности пока нельзя

По словам юриста Антона Гашинского, истечения сроков давности не стоит ждать из-за отсутствия «консервативных законов, которые применяются и работают в течение столетий».

«Когда законы переписываются под конкретные ситуации, которые ущемляют права граждан — это неправильно. Хотя в кодексе у нас есть ссылка на то, что закон, ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет. Но как мы видим по ситуации с делами о финансировании экстремистской деятельности, когда люди донатили в фонды, которые не были признаны экстремистскими, в результате возбуждаются уголовные дела», — говорит Гашинский.

По его мнению, рассчитывать на применение сроков давности нельзя, пока не будет принято «политическое решение», государство считает оппозицию «раковой опухолью»:

«Задача, сначала — химиотерапия. Есть, прошла. Опухоль уменьшилась. Потом ее извлечь. И отслеживать метастазы. Где появляются — их опять отсекать и извлекать. Эта штука даст возможность организму просуществовать чуть дольше, но в конечном итоге исход мы знаем какой».